A friend among strangers, a stranger among his friends

размещено в: Articles, Life stories, Maritime Art Gallery | 0

A friend among strangers, a stranger among his friends

Please do not think that the decision to go under the wing of the port was easy for me. Not at all like that.
I was a free person and under these circumstances, I lost these freedoms and not only that. Those companies, friends, and sponsors, previously understood the importance of the support to the gallery, they provided and helped us from time to time. Now the Gallery has become officially the production unit of the Odesa port.
Yes, of course, our premises were incredible. Neither Kyiv nor Europe could have boasted such exhibition venues in the 90s.
I perfectly understood that we had to pay for everything and for a start I had a real plan on how to implement this. Taking part in exhibitions held at the Sea Terminal, I studied the earning strategy at these exhibitions and it seemed to me that the Biennale I created would be the first step in the development of the gallery as a port gallery.
But, unfortunately, it was not there. The project was commercial, I assumed that the participants in the biennale would pay for their participation, and the fee would have to go directly to the port. For this, I needed port accounting. Since I have not been allocated a separate position, accountant.
I was in the gallery staff as a director and two cleaners. It’s all. Radu Benovsky, who was engaged in creating expositions, and this is a huge work, my girls, especially Rada Binovska, who was engaged in advertising the gallery and also directly participated in the preparation of exhibitions, they all just helped me.
In the accounting department of the port, they didn’t want to listen to me, but it’s in vain.
The port agreed to include the possibility of selling paintings in the charter of the enterprise. But that didn’t work either – you had to pay for the license once every three months and pay a lot. All expenses, according to the content of the gallery, fell on the expenses of the unit and they needed to be worked out. And there were only one sale for all this time. And there was no mechanism for paying money to artists. No one was interested.
I was very worried, but remembering Pavlyuk’s warning that I shouldn’t complain about anyone, I tried to come up with a mechanism for the gallery to work.
But external well-wishers hated us more and more because they believed that we were nobody, we did not belong to any circles of Odessa society, we ourselves built our own path.
This was the main distinguishing feature of the project we created. Nobody could tell us what to do and how to build our work – complete freedom from the Union of Artists and from the cultural administrations of the Region and the city, and the port did not care about this at all!

Свой среди чужих- чужой среди своих

Не думайте пожалуйста, что решение идти под крыло порта, далось мне легко. Совсем не так. Я была свободным человеком и при этих обстоятельствах я теряла эти свободы и не только это. Те компании, друзья и спонсоры, ранее понимали важность поддержки, которую они оказывали и время от времени нам помогали. Теперь Галерея стала официально производственным подразделением Одесского порта. Да, конечно же наше помещение было невероятным, такими выставочными площадками в 90-е годы не могли бы похвастать ни Киев, ни Европа.
Я прекрасно понимала, что за все нужно платить и у меня для начала был настоящий план по тому как это реализовывать. Принимая участие в выставках проводящихся на Морвокзале, я изучила стратегию зарабатывания на этих выставках и мне казалось, что созданное мной биеннале, будет первыми шагами становления галереи, как галереи порта. Но, к сожалению не тут то было. Проект был коммерческим, я предполагала что участники биеннале будут оплачивать свое участие, и плата должна была бы поступать прямо в порт. Для этого мне нужна была бухгалтерия порта. Так как отдельной должности, бухгалтера, мне не выделили.
В штате галереи была я, как директор и две уборщицы. Это все. Раду, который занимался созданием экспозиций, а это огромный труд, мои девочки, особенно Рада, которая занималась рекламой галереи и так же принимала непосредственное участие в подготовке выставок, все они просто помогали мне.
В бухгалтерии порта, меня и слушать не захотели, а это зря.
Порт пошел на то, что внес в устав предприятия возможность продажи картин. Но и это не сработало- за лицензию нужно было платить один раз в три месяца, и платить не мало. Все расходы, по содержанию галереи, ложились на расходы подразделения и их необходимо было отрабатывать. А продаж была за все это время всего одна. И механизм выплаты денег художникам отсутствовал. Никому это не было интересно.
Я очень переживала, но запомнив предупреждение Павлюка, о том, что нельзя ни на кого жаловаться старалась придумывать механизм деятельности галереи.
Зато внешние доброжелатели все более ненавидели нас, ведь они считали, что мы никто, мы не принадлежали ни к каким кругам одесского общества, мы сами строили свой путь. Это и было самой главной отличительной чертой созданного нами проекта. Нам никто не мог указать что нам делать и как строить свою работу- полная свобода и от Союза художников и от управлений культурой Области и города, да и порт этот вопрос совсем не волновал!
Image may contain: Tatyana Binovskaya, smiling

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *