SOUL OF THE ARTIST AS THE EVENT IN THE WORLD. ХУДОЖНИКА КАК СОБЫТИЕ В МИРЕ

размещено в: Art, Articles | 0

Автор статьи: Ольга Петрова – искусствовед, доктор философии, профессор Национального университета “Киево-Могилянская академия”, академик Академии гуманитарных наук (Санкт-Петербург).

The author of the article: Olga Petrova is an art critic, Ph.D., a professor at the National University “Kyiv-Mohyla Academy”, an academician of the Academy of Humanities (St. Petersburg).


Ah, Africa” ​​is a new, just created and presented to the public eye the picturesque cycle of Tatiana Binovskaya. Part “Ah” is multivalued. Africa shook the artist exotic, but even more willingness to the holiday, to the joy. Africa is complex, mysterious, her life is contradictory, and often tragic. Tatiana Binovskaya took her Africa to Odessa, seen by the eyes of a gambling, impudent and benevolent person. About this type of artist said E. Kant: “The soul, full of feelings, is the greatest perfection and event in the world.

T. Binovskaya has enough positive emotions for intensive painting, as well as for public activities of the gallery owner, who was awarded the state award “Saint Sophia” for the revival of spirituality and national culture. Professional artist, T. Binovskaya has not only been actively exhibiting her own art in Ukraine, Bulgaria, Holland, Belgium, Germany and Great Britain since 1991, but with a passionate interest the educator popularizes the work of fellow artists at home and abroad.

Tatiana is communicative, it’s easy and pleasant to talk with her, she wants to talk about her art, taking time off from her own work. The emotionality of her paintings is contagious suggestive.

So now,  about painting T. Binovska

The reality for an artist is how you see things. Tatyana sees the world like Hellenes, who created a solar culture. The reality of naked female bodies in the paintings “Heat”, “Riviera”, “Where my dolphins” – the pretext for creating the “celebration of corporeality”, an occasion to embody your own involvement in the sensual tradition of the Mediterranean, the South with a cult of natural elements. The image of a woman at the sea as a creature that absorbed and dissolved a warm wind, ripped sails, salty taste of water on her lips, whiteness of heated stones under the foot – the dominant in the works of T. Binovska.

In the “Sea series” the artist created images-metaphors, and female bodies are enlarged to the scale of ancient caryatids. In the canvases, a hymn sounds like “forever feminine”. Here the author thinks with forms-archetypes. “Sea series” is metaphorical, multivalued. And the one who speaks in the language of prototypes, wrote K. G. Jung, “speaks with a thousand voices … He raises the fact – the image from his temporary dimension into the spheres of the ever-existing, he raises the individual destiny to the universal. It is in this way that the archetype reveals the power of salvation in man during the darkest periods of life. “

The composition structure of the “Marine Series” is firmly built. The shape of the canvases is the conjugation or tension of the parts of the composition, such that the form is made up of content. The phenomenon of T. Binovskaya-artist is that the constructive convincingness of the canvases is supported by decorative expressiveness and the aura of joy perceived by the sea. Like Pygmalion, that he fell in love with Galatea, Tatyana enjoys the power and beauty of the written body, its plasticity and rhythms. All this, complexly represented in the composition, makes the world of Tatiana’s images deeply individual. Not lost in the environment of powerful representatives of Odessa Y. Yegorov, A. Loza, O. Sleshinsky, other masters, T. Binovska took her niche.

Her voice is not confused with others, the canvases embody the natural, God-given temperament and nowhere, except for the Cosmos, is not borrowed sensuality. The artist cultivates the expression of feelings and at the same time extends the principles of poetry – associations, metaphors, laws of the path to “super-reality” of paintings. Tatiana gives the canvas freedom, including from being conditioned, in the manner of poetry. “Painting is not prose,” said Pablo Picasso, “it is written in verses with plastic rhymes …Plastic rhymes are forms that are consonant with one another and coordinated with other forms or with the space around them. ” The works of T. Binovskaya are plot-oriented. They are always stories about something, however, its “literary” nature is conditional. The plot transferred to painting from the outside is re-born in a plastic form and color from their own, internal resources. It is not by chance that the rhythm of the canvases is so close to ornamentalism.

According to the emotional charge, according to the excitement inherent in the “Sea series”, it is similar to the paintings of the Palace of Knossos. Crete, the ornamentation of the Turkish folk carpet, the decorative abundance of suzane. Speech, of course, is not about borrowing, but about roll-calls with tradition, grown up with a joyful attitude. Tatiana Binovskaya is a modernist. Her inner look captures the soul of phenomena. In her work is obviously a very subjective beginning. The picturesque world of T. Binovska once again convinces: art should not correspond to any other laws, except its own intrinsic nature

In the new cycle “Ah, Africa”, in the paintings “Sleeping Beauty”, in “Compositions without a name”, in others the tendencies of artistic intuition and penetration into another’s culture are deepening. The artist says: “The cycle” Ah, Africa “was created under the influence of the spirit of creativity and goodwill that overwhelmed me on this trip.

Of course, in this cycle of canvases there is no such crystallization of the theme, that composition and plot wholeness, what works differ, so to say, on the basis of native material. Canvases of the African cycle are not integral both in their literary and in the structural filling – they are the delight of the discoverer, who stepped on the earth an amazing, in many ways incomprehensible, full of secrets and enticing exotics.

 

Ах, Африка» – новый, только что созданный и представленный на суд публики живописный цикл Татьяны Биновской. Частичка «Ах» многозначна. Африка потрясла художника экзотикой, но ещё более готовностью к празднику, к радости. Африка сложна, таинственна, её жизнь противоречива, а часто и трагична. Татьяна Биновская увезла в Одессу свою Африку, увиденную глазами азартного, дерзкого и доброжелательного человека. О таком типе художника говорил Э. Кант: «Душа, преисполненная чувств, есть величайшее совершенство и событие в мире».

Положительных эмоций Т. Биновской хватает на интенсивное занятие живописью, равно как и на общественную деятельность галериста, отмеченную государственной наградой «Святая София» за возрождение духовности и национальной культуры. Профессиональный художник, Т. Биновская с 1991 г. не только активно экспонирует собственное творчество в Украине, Болгарии, Голландии, Бельгии, Германии и Великобритании, но со страстной заинтересованностью просветителя популяризирует творчество коллег-художников дома и за рубежом.

Татьяна коммуникабельна, с ней легко и приятно общаться, о её искусстве хочется говорить, отрывая время у собственного творчества. Эмоциональность её полотен заразительно суггестивна.

Итак, живопись Т. Биновской!

Реальность для художника состоит в том, как видишь вещи. Татьяна видит мир подобно эллинам, создавшим солнечную культуру. Реальность обнаженных женских тел в картинах «Жара», «Ривьера», «Где мои дельфины» – предлог для сотворения «праздника телесности», повод для того, чтобы воплотить собственную причастность к чувственной традиции Средиземноморья, Юга с культом природных стихий. Образ женщины у моря как существа, вобравшего и растворившего в себе теплый ветер, полощущий паруса, соленый вкус воды на губах, белизну нагретых камней под стопой – доминанта в творчестве Т. Биновской. В «Морской серии» художником созданы образы-метафоры, а женские тела укрупнены до масштаба античных кариатид. В холстах фанфарами звучит гимн «вечно женственному». Здесь автор мыслит формами-архетипами. «Морская серия» метафорична, многозначна. А тот, кто говорит на языке прообразов, – писал К. Г. Юнг, – «говорит тысячью голосов… Он возносит факт – образ из своего временного измерения в сферы вечносуществующего, он поднимает индивидуальную судьбу к общечеловеческой.

Именно таким образом архетип раскрывает в человеке силы спасения в самые черные периоды жизни».

Композиционная структура «Морской серии» крепко выстроена. Форма полотен – сопряжение или напряжение частей композиции, такое, что форма делается со-держанием. Феномен Т. Биновской-художника в том, что конструктивная убедительность полотен поддержана декоративной выразительностью и аурой радости, воспринятой у моря. Подобно Пигмалиону, что влюбился в Галатею, Татьяна наслаждается силой и красотой написанного тела, его пластикой и ритмами. Всё это, комплексно представленное в композиции, делает мир образов Татьяны глубоко индивидуальным. Не затерявшись в окружении мощных репрезентантов одесской живописи Ю. Егорова, А. Лозы, О. Слешинского, других мастеров, Т. Биновская заняла свою нишу. Её голос не спутать с иными, полотна воплощают природный, данный Богом темперамент и нигде, кроме Космоса, не позаимствованную чувственность. Художник культивирует экспрессию чувств и при этом распространяет на «сверх-реальность» полотен принципы поэзии – ассоциации, метафоры, законы тропа. Татьяна одаряет полотна свободой, в том числе и от бытийной обусловленности, – на манер поэзии. «Живопись не проза, – говорил Пабло Пикассо, – она пишется стихами с пластическими рифмами… Пластические рифмы – это формы, созвучные друг другу и согласованные с другими формами или с пространством, их окружающим».
Работы Т. Биновской сюжетны. Они – всегда рассказы о чем-то, однако её «литературность» носит условный характер. Сюжет, перенесенный в живопись извне, заново рождается в пластической форме и цвете из их собственных, внутренних ресурсов. Ведь не случайно ритмика полотен так близка орнаментализму.

По эмоциональному заряду, по азарту, заложенному в «Морской серии» она сродни росписям Кносского дворца о. Крит, орнаментике народного турецкого ковра, декоративному изобилию сюзане. Речь, конечно же, идет не о заимствовании, а о перекличках с традицией, взращенной радостным мироощущением.
Татьяна Биновская – модернист. Её внутренний взор улавливает душу явлений. В её творчестве очевидно очень субъективное начало. Живописный мир Т. Биновской в который раз убеждает: искусство не должно соответствовать никаким другим законам, кроме собственной внутренней природы.

В новом цикле «Ах, Африка», в полотнах «Спящая красавица», в «Композиции без названия», в других углубляются тенденции художественного интуитивизма и вчувствования в чужую культуру. Художник говорит: «Цикл «Ах, Африка» создан под влиянием духа креативности и доброжелательности, переполнявших меня в этой поездке».

Безусловно, в этом цикле полотен нет такой кристаллизации темы, той композиционной и сюжетной цельности, какими отличаются работы, выполненные, так сказать, на почве родного материала. Холсты Африканского цикла не цельны как в их литературном, так и в структурном наполнении – в них живет восторг первооткрывателя, ступившего на землю удивительную, во многом непостижимую, полную тайн и манящей экзотики.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *