ДУША ХУДОЖНИКА КАК СОБЫТИЕ В МИРЕ 23.02.2018 – Posted in: Art, Articles – Tags: , , , , , , ,

Автор статьи: Ольга Петрова — искусствовед, доктор философии, профессор Национального университета «Киево-Могилянская академия», академик Академии гуманитарных наук (Санкт-Петербург).

«Ах, Африка» – новый, только что созданный и представленный на суд публики живописный цикл Татьяны Биновской. Частичка «Ах» многозначна. Африка потрясла художника экзотикой, но ещё более готовностью к празднику, к радости. Африка сложна, таинственна, её жизнь противоречива, а часто и трагична. Татьяна Биновская увезла в Одессу свою Африку, увиденную глазами азартного, дерзкого и доброжелательного человека. О таком типе художника говорил Э. Кант: «Душа, преисполненная чувств, есть величайшее совершенство и событие в мире».

Положительных эмоций Т. Биновской хватает на интенсивное занятие живописью, равно как и на общественную деятельность галериста, отмеченную государственной наградой «Святая София» за возрождение духовности и национальной культуры. Профессиональный художник, Т. Биновская с 1991 г. не только активно экспонирует собственное творчество в Украине, Болгарии, Голландии, Бельгии, Германии и Великобритании, но со страстной заинтересованностью просветителя популяризирует творчество коллег-художников дома и за рубежом. Ей чужд эгоцентризм, столь свойственный современным модернистам, что без устали пиарят только себя любимых. Стиль общения Т. Биновской с коллегами в традициях интеллигентности времен М. Булгакова, И. Ильфа, Э. Багрицкого. Не желая принять тот факт, что доброжелательность нынче почти утрачена в артистической среде, Т. Биновская, вновь и вновь дает шанс – протягивает руку творческой поддержки коллегам. Среди многих созданных ею проектов – Международное биеннале «Марина» (1996 г., 2000 г.) и издание одноименного альбома.

Татьяна коммуникабельна, с ней легко и приятно общаться, о её искусстве хочется говорить, отрывая время у собственного творчества. Эмоциональность её полотен заразительно суггестивна.

Итак, живопись Т. Биновской!

Реальность для художника состоит в том, как видишь вещи. Татьяна видит мир подобно эллинам, создавшим солнечную культуру. Реальность обнаженных женских тел в картинах «Жара», «Ривьера», «Где мои дельфины» – предлог для сотворения «праздника телесности», повод для того, чтобы воплотить собственную причастность к чувственной традиции Средиземноморья, Юга с культом природных стихий. Образ женщины у моря как существа, вобравшего и растворившего в себе теплый ветер, полощущий паруса, соленый вкус воды на губах, белизну нагретых камней под стопой – доминанта в творчестве Т. Биновской. В «Морской серии» художником созданы образы-метафоры, а женские тела укрупнены до масштаба античных кариатид. В холстах фанфарами звучит гимн «вечно женственному». Здесь автор мыслит формами-архетипами. «Морская серия» метафорична, многозначна. А тот, кто говорит на языке прообразов, – писал К. Г. Юнг, – «говорит тысячью голосов… Он возносит факт – образ из своего временного измерения в сферы вечносуществующего, он поднимает индивидуальную судьбу к общечеловеческой.

Именно таким образом архетип раскрывает в человеке силы спасения в самые черные периоды жизни».

Композиционная структура «Морской серии» крепко выстроена. Форма полотен – сопряжение или напряжение частей композиции, такое, что форма делается со-держанием. Феномен Т. Биновской-художника в том, что конструктивная убедительность полотен поддержана декоративной выразительностью и аурой радости, воспринятой у моря. Подобно Пигмалиону, что влюбился в Галатею, Татьяна наслаждается силой и красотой написанного тела, его пластикой и ритмами. Всё это, комплексно представленное в композиции, делает мир образов Татьяны глубоко индивидуальным. Не затерявшись в окружении мощных репрезентантов одесской живописи Ю. Егорова, А. Лозы, О. Слешинского, других мастеров, Т. Биновская заняла свою нишу. Её голос не спутать с иными, полотна воплощают природный, данный Богом темперамент и нигде, кроме Космоса, не позаимствованную чувственность. Художник культивирует экспрессию чувств и при этом распространяет на «сверх-реальность» полотен принципы поэзии – ассоциации, метафоры, законы тропа. Татьяна одаряет полотна свободой, в том числе и от бытийной обусловленности, – на манер поэзии. «Живопись не проза, – говорил Пабло Пикассо, – она пишется стихами с пластическими рифмами… Пластические рифмы – это формы, созвучные друг другу и согласованные с другими формами или с пространством, их окружающим».
Работы Т. Биновской сюжетны. Они – всегда рассказы о чем-то, однако её «литературность» носит условный характер. Сюжет, перенесенный в живопись извне, заново рождается в пластической форме и цвете из их собственных, внутренних ресурсов. Ведь не случайно ритмика полотен так близка орнаментализму.

По эмоциональному заряду, по азарту, заложенному в «Морской серии» она сродни росписям Кносского дворца о. Крит, орнаментике народного турецкого ковра, декоративному изобилию сюзане. Речь, конечно же, идет не о заимствовании, а о перекличках с традицией, взращенной радостным мироощущением.
Татьяна Биновская – модернист. Её внутренний взор улавливает душу явлений. В её творчестве очевидно очень субъективное начало. Живописный мир Т. Биновской в который раз убеждает: искусство не должно соответствовать никаким другим законам, кроме собственной внутренней природы.

В новом цикле «Ах, Африка», в полотнах «Спящая красавица», в «Композиции без названия», в других углубляются тенденции художественного интуитивизма и вчувствования в чужую культуру. Художник говорит: «Цикл «Ах, Африка» создан под влиянием духа креативности и доброжелательности, переполнявших меня в этой поездке».

Безусловно, в этом цикле полотен нет такой кристаллизации темы, той композиционной и сюжетной цельности, какими отличаются работы, выполненные, так сказать, на почве родного материала. Холсты Африканского цикла не цельны как в их литературном, так и в структурном наполнении – в них живет восторг первооткрывателя, ступившего на землю удивительную, во многом непостижимую, полную тайн и манящей экзотики.